Home Автоспорт «Дакар-2016»: Жесткое приземление
«Дакар-2016»: Жесткое приземление

«Дакар-2016»: Жесткое приземление

1
0

Никакой романтики в марафонских гонках по бездорожью нет. Только тяжелый труд, невзгоды и крушение надежд для большинства участников.
Автор Сергей Зиновьев, фото: КамАЗ-Мастер, Red Bull, ESPN, G-Energy Team

Претензии к бизнесу

У больших многодневных ралли-рейдов немало противников. Они считают, что такие опасные гонки надо запретить. Дескать, вся их история изобилует трагедиями. Хотя причиной переезда «Дакара» из бурной Африки в умиротворенную Южную Америку, если помните, была гибель четырех туристов в Мавритании. Причем не конкретный факт расстрела французов воинственными обитателями пустынь, а давление общественности, вопрошавшей: доколе?!

Иначе «Дакар‑2008» никто не отменил бы. Он благополучно остался бы на родине и, вероятно, по сей день завершался, как и положено, в Сенегале, на Розовом озере, большим красочным праздником, в ходе которого, что греха таить, все закрывают глаза на понесенные потери.

Лучший из лагеря Mini – Нассер аль-Аттия, который почти всю гонку держался в 10–15 минутах от лидера, пока не опрокинул машину на бок.

Иначе «Дакар‑2008» никто не отменил бы. Он благополучно остался бы на родине и, вероятно, по сей день завершался, как и положено, в Сенегале, на Розовом озере, большим красочным праздником, в ходе которого, что греха таить, все закрывают глаза на понесенные потери.

01-Dakar_zr-03_16
Владимир Васильев провел выдающуюся гонку, отстав от победителя всего на два часа и уступив только признанным грандам.

«Зеленые» организации тоже традиционно против массовой езды по любому бездорожью. Об этом умалчивают, но в ходе каждой марафонской гонки гибнут тысячи пичуг и зверушек. Животные ведь не предупреждены, что по их исконным местам обитания, где тишь стоит месяцами, вот-вот пронесется безумный караван из полутысячи машин. Вред от выхлопных газов никто не отменял, к тому же тонны рабочих жидкостей проливают где попало. Короче говоря, ралли-рейды – источник канцерогенов и серьезно вредят экосистемам.

07-Dakar_zr-03_16
У Стефана Петеранселя, будущего победителя, отнюдь не всё шло гладко. Замена колес на дистанции – обычное дело.

К «Дакару» есть и другие, менее значимые претензии. А запретить его не выйдет по простой причине: нет юридического повода. Гонка соответствует всем законам и нормам, гражданским и спортивным. И у нее много влиятельных сторонников, поскольку она – хороший, устойчивый бизнес. Причем не только для фирмы-устро­ителя, но и для ведущих команд, спонсоров, а также принимающих гонку стран.

Риск за свой счет

Полностью избежать трагических инцидентов невозможно. Машины и мотоциклы будут врезаться в камни, падать с обрывов и переворачиваться на полном ходу. В постоянном риске вообще весь смысл участия в «Дакаре». Но за свой риск пилоты отвечают сами, оплачивая страховку и стартовый взнос (около десяти тысяч евро за каждого участника).

06-Dakar_zr-03_16
Некоторые умудряются в полевых условиях полностью перебрать и восстановить заднюю подвеску.

А как, например, контролировать всех болельщиков на дистанции в девять тысяч километров? Люди же разные. Некоторым претит стоять как истукан в безопасном удалении. Непременно надо выскочить на дорогу и сделать уникальное селфи. Кстати, «выскочки» – одна из причин того, что умудренные пилоты на этапах, проходящих в густонаселенных районах, едут вполноги. Всё равно гонки выигрываются не здесь. Иные зрители, возбужденные увиденным, устраивают свой собственный ралли-рейд – едут по следам пилотов, иногда даже догоняя отстающих. Организаторы гонки в свое оправдание говорят, что неадекватное поведение людей из числа публики – не организационная, а социальная проблема. Вопрос не к ним!

ЛЕГЕНДАРНЫЙ МАРАФОН – ОБЪЕКТ НЕОДУШЕВЛЕННЫЙ, НЕ ОБЛАДАЕТ НИКАКИМИ ОККУЛЬТНЫМИ СВОЙСТВАМИ И ПОТОМУ НЕ ПЕСТУЕТ КАКИХ-ТО ЛЮБИМЧИКОВ

А практика показывает, что регулярно теряется контроль и над экипажами. Хотя машины все до единой оснащены датчиками, позволяющими в любой момент узнать их местоположение. По идее пропавший сигнал – повод для начала поисковых работ. Но сегодня сбои электроники так часты и многочисленны, что разыскивать начинают только после финиша этапа, когда уже наверняка известно, скольких недосчитались и кого именно.

Образец гуманизма

«Дакар» образца 2016 года был относительно милостив к пилотам. Несмотря на огромное количество «крыш» и «крашей», затоплений и возгораний, участники почти не пострадали. Ну, если не считать таких будничных, повсе­дневных явлений, как переломы ног у мотогонщиков и квадроциклистов.

Пресловутый «черный список» пополнил 63‑летний зритель на седьмом этапе. Пожалуй, даже не зритель, а простой обыватель – поскольку сбивший его французский пилот отклонился от маршрута из-за проливного дождя.

03-Dakar_zr-03_16
Себастьен Лоэб после аварии продолжил борьбу, но за пределами первой десятки.

А началась гонка бодрым, жизнеутвер­ждающим прологом, в ходе которого 48‑лет­няя китайская гонщица не справилась с управ­лением своего Mini All4 Racing и въехала в толпу. Возникает еще одна важная претензия к «Дакару». Почему на старт одной из самых опасных в мире гонок допускают пилотов‑любителей со слабой подготовкой? Причем их не один-два, а половина пелетона. Из каких гуманных соображений бизнес-драйверу, чей гоночный опыт заключается подчас в десятке стартов на однодневках, дозволяют арендовать мощный прототип для участия в двухнедельном марафоне?

Но это недоумение, так сказать, со стороны. В конце концов, сами пилоты, кого ни спроси, скажут, что они много тренировались и отлично подготовлены.

Жертвы мониторинга

В этом году на «Дакаре» царил судейский произвол. Штрафы пачками выписывали невиновным, тогда как провинившихся порой забывали наказать. Спонтанно вносили изменения в расписание гонки, изменяя хронометрируемую дистанцию этапа. Например, объявляли участникам, что финиш фиксируется по пятой контрольной точке, а после оказывалось, что по восьмой. И непрестанно корректировали протоколы давно прошедших этапов, так что значительная часть пилотов переставала понимать, кто какое место занимает на данный момент. И для машин разных категорий зачетная дистанция гонки получилась разная.

Где же бездорожье?

Главным недостатком нынешнего «Дакара» стала всё же сама трасса. Об этом говорили даже великие лидеры всех зачетов. В понимании старожилов марафона «Дакар» – это гонка главным образом по безводным пустыням. Именно к таким условиям команды готовят и людей, и технику.

08-Dakar_zr-03_16
В такой обстановке завершил борьбу Карлос Сайнс. В роли созерцателей – выбывшие из гонки мотоциклисты.

Правило тайны маршрута (подробная карта предстоящего этапа выдается непосредственно перед стартом) не позволяло заранее точно определить характер местности, по которой должна пройти гонка. Конечно, все знали, что по пустыне Атакама она не пройдет – Чили не смогла принять соревнования из-за постигшего страну наводнения. Раз так, то, наверное, будет меньше песка и больше горных перевалов. Но никто не ожидал, что дороги, в том числе прямые, как трансляция, станут основой дистанции. Это скорее очень длинное классическое ралли типа WRC, чем ралли-рейд, – таков коллективный вердикт.

Всё это усугубилось запредельной для понимания погодой: жара под сорок чередовалась с ливнями, из-за которых дороги превращались в реки, а собственно реки выходили из берегов. По этой причине сокращали почти все этапы, что, помимо путаницы в протоколах, вызывало еще и сумятицу в головах.

«Это не настоящий «Дакар», от «Дакара» тут одно название», – выражал недоумение победитель в зачете грузовиков Жерар де Рой (Iveco). «Не гонка, а какие-то сплошные ограничения скорости, – добавил руководитель команды КамАЗ-Мастер Владимир Чагин. – Долго едешь по прямой 140 км/ч, потом населенный пункт – ограничение «30» или «50», потом опять долго едешь 140 км/ч. Из этого в принципе и состоит весь спецучасток. Были дни, когда мы не меняли задние рессоры: подвеска не нагружалась».

11-Dakar_zr-03_16
Помощь случайных зрителей в таких ситуациях неоценима.

Даже нет повода поразмышлять, почему КамАЗ в этом году не выиграл – экипаж Айрата Мардеева финишировал вторым, уступив лидеру чуть больше часа. Всё очевидно: характеристики машин из Набережных Челнов всегда затачивали под длинные этапы по кочкарнику и вязким песчаным дюнам, а таких этапов на нынешнем «Дакаре» было вполовину меньше обычного. Да и те укоротили из-за экстремальной жары. К тому же камазовцы не успели сменить нынешние двигатели V6 на рядный Liebherr с функцией моторного тормоза, как у основных сопер­ников.

Любит-не-любит

В остальном «Дакар» как глобальное событие вполне остался самим собой. Как всегда, в центре внимания пребывали не малоизвестные энтузиасты с вечными мозолями от лопат на руках и надписями «Здесь могла бы быть ваша реклама» на бортах почти серийных машин. Не водители техничек, везущих по всему маршруту двадцать тонн запчастей и заявленных в зачет грузовиков ради легальной возможности находиться на маршруте. Не стоики-мотогонщики, падающие по десять раз на дню и героически финиширующие с отставанием в 46 часов.

12-Dakar_zr-03_16

Любимцы публики – прославленные звезды из заводских команд, выступающие в главном зачете автомобилей-прототипов. Именно на успехах и неудачах знаменитостей держится имидж «Дакара» как главной гоночной авантюры планеты. И, само собой, зиждется доход.

Родилась даже теория, что именно под дебют Себастьена Лоэба (Peugeot) и Микко Хирвонена (Mini) в этом году проложили именно такую, не шибко внедорожную трассу. Ведь оба некогда блистали в классическом ралли! Удержать такие фигуры в составе участников на будущие годы очень заманчиво. А отпугнуть бесконечным выкапыванием из песка – легко.

И фигуры не подкачали! Хирвонен, впрочем, остался верен своей стародавней сдержанной тактике, которая четыре раза сделала его вице-чемпионом мира. Поэтому финишировал четвертым – для первой попытки очень достойно. Тогда как многие более быстрые и ретивые… Собственно, в их числе и Лоэб. Быстрый Себастьен лидировал после шести этапов, но затем, после дня отдыха, приземлил свой Peugeot 2008 DKR так жестко, что потребовалось два часа на реанимацию машины. Француз в итоге финишировал девятым, уступив одну позицию Владимиру Васильеву (Toyota Hilux).

Для болельщицкого большинства это стало подтверждением тезиса: «Дакар» не любит новичков. Однако не особо ласков он и к старожилам: на десятом этапе из-за поломки трансмиссии сошел новый лидер – Карлос Сайнс. Титулованный испанец не может финишировать четвертый год подряд! Скорее всего, легендарный марафон – объект неодушевленный, не обладает никакими оккультными свойствами и потому не пестует каких-то любимчиков. За исключением, пожалуй, Стефана Петеранселя, одержавшего двенадцатую победу за тридцать лет участия. Правда, есть более логичное объяснение его невероятной удачливости – он почти всегда выступал за могучие заводские команды.

И что, гонку с такой драматургией и историческим наследием – взять и запретить? Знаете, давайте лучше сначала запретим езду на обычных машинах по обычным дорогам, где счет жертв идет на сотни тысяч. Она ведь многократно опаснее, чем самая рискованная гонка.

02-Dakar_zr-03_16

Похожее


по материалам «За рулём»

Просмотров: 1

LEAVE YOUR COMMENT

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *