За два года до гибели Сенна спас другого гонщика от смерти в «Формуле-1»

За два года до гибели Сенна спас другого гонщика от смерти в «Формуле-1» Теги Алессандро Дзанарди Уильямс Айртон Сенна происшествия Гран-при Бельгии Формула-1 Герхард Бергер видео Эрик Кома Лотус Сузука Гран-при Испании Макларен Авто

Рискнул жизнью ради коллеги.

25 лет назад в Имоле случилась одна из главных трагедий в истории спорта: «Уильямс» FW16 подвел своего владельца, и легендарный трехкратный чемпион мира Айртон Сенна врезался в стену. Удар оказался сокрушительным и убил чемпиона на месте — у подоспевшей бригады врачей не было ни единого шанса его спасти.

Главным виновником трагедии стала жесткая стена в повороте «Тамбурелло» – кстати, Айртон вместе с Герхардом Бергером несколько лет подряд пытались добиться изменения конфигурации автодрома в том месте. Тем не менее, от их претензий отмахнулись из-за реки за барьерами — ограждение просто некуда было двигать, и потому пилоты смирились.

Да, Сенна много сил вкладывал в повышение безопасности автодромов, по которым гонялся. Он слыл очень жестким и бескомпромиссным гонщиком, готовым в случае чего даже врезаться в соперника — именно на этой почве у него возникали регулярные споры с коллегами и репортерами. Легендарные столкновения с Аленом Простом на гонках в Японии, перепалки с прославленным чемпионом Джеки Стюартом, критиковавшим ошибки и столкновения бразильца, драка с Эдди Ирвайном из-за опасного пилотажа на «Сузуке» в 1993-м — Айртон не брал пленных и всегда действовал максимально жестко. Но, даже несмотря на образ крутого парня, он никогда не стремился подвергнуть конкурента опасности — Волшебник хотел знать, что даже в случае самого жесткого контакта никто не пострадает, и потому боролся за улучшение безопасности в «Формуле-1».

Самоотверженность при борьбе колесо в колесо никогда не мешала Сенне оказывать помощь сопернику в случае необходимости — например, Айртон одним из первых приехал к месту аварии Мартина Доннелли на Гран-при Испании 1990 года. Доктору серии Сиду Уоткинсу не помешала пара лишних чемпионских рук: врач воспользовался услугами бразильца во время снятия шлема с североирландца.

Примерно то же самое произошло и после аварии Алессандро Дзанарди на Гран-при Бельгии 1993 года в «Радийоне». Бразилец внезапно оказался рядом с покореженной машиной итальянца раньше всех — уходя от обломков и остановившегося перед ними напарника, он нырнул в гравийную ловушку и затормозил всего в полуметре от разбитого «Лотуса». Сразу после полной остановки Айртон выскочил из «Макларена» и побежал помогать Дзанарди — на панорамных вертолетных съемках видно, что он успел быстрее врачей, примерно в одно время с маршалами.

Правда, здесь услуги трехкратного чемпиона уже не пригодились: Дзанарди был без сознания, трогать его было нельзя из-за повреждений позвоночника, и помочь ему могла только подоспевшая бригада врачей.

Однако однажды усилия Сенны все-таки оказали критическое влияние на жизнь и карьеру другого гонщика. В 1992 году все на той же трассе в Спа в практике Айртон совершил самый человечный поступок — увидел раскуроченный болид «Лижье», остановился на трассе и в нарушение абсолютно всех директив безопасности бросился помогать лежавшему без сознания Эрику Кома.

Француз ошибся в «Бланшимоне» и крепко приложился о барьеры — его машину вынесло обратно на трек и развернуло под неудобным углом по отношению к выходу из предыдущего поворота. Половину дороги еще и заволокло пылью и дымом, так что трехкратному чемпиону мира вряд ли удалось здраво оценить состояние Кома — на помощь Эрику пришел тренированный гоночный слух бразильца.

«После удара колесом я был без сознания, а моя нога продолжала зажимать педаль газа, – вспомнил годы спустя француз. – Сенна оказался рядом раньше маршалов и услышал рев 8000 оборотов двигателя. Айртон разобрался в ситуации как никто другой, подбежал, нашел выключатель и заглушил мотор. Без всяких сомнений он спас мне жизнь. Колесо вырубило меня, и я до сих пор не помню, как проезжал тот поворот».

В процессе чемпион жутко рисковал: мимо проезжал напарник Эрика Тьерри Бутсен и несколько других машин – из-за облака пыли пилоты ничего не видели. Если бы гонщику «Макларена» чуть-чуть не повезло, вместо помощи коллеге он бы закончил день под колесами «Лижье» и вряд ли вышел бы потом на старт заезда. Но намного большую опасность представлял разбитый болид.

«Авария была очень серьезной: корпус силовой установки получил повреждения, топливо с маслом протекало сразу в нескольких местах, – описал ситуацию Кома. – В любую секунду могло случиться худшее — пожар или даже взрыв. Никто не смог бы предположить, что бы случилось, если на горючее попала хотя бы одна искра и все загорелось. Айртон ужасно рисковал собой, когда находился рядом со мной в первые секунды после аварии».

Благодаря самоотверженности бразильца Эрик провел еще два полных сезона в «Формуле-1», завоевал два титула в Супер ГТ и теперь записывает вот такие шикарные ролики.

У Сенны был и собственный интерес

Айртон стремился находиться как можно ближе к инцидентам и пострадавшим гонщикам не только из чувства сострадания — он тщательно изучал работу медицинской бригады вместе с последствиями каждой аварии для машины и пилота.

«Вероятно, Айртон хотел приобрести страшный опыт наблюдения за помощью пострадавшим, чтобы получить уверенность в том, что с ним это не случится, – предположил Доннелли. – То же самое у него было и с авариями Дзанарди и Кома. Может, это был его способ смириться с неизбежным риском?».

«Произошла ужасная авария, сессию остановили. Я смотрел трансляцию квалификации в боксах и решил, что должен увидеть все своими глазами», – признал потом Айртон истинные причины быстрого прибытия на место крэша североирландца.

После гоночной сессии Сенна навестил Мартина в больнице, а затем поймал доктора Уоткинса и два часа расспрашивал о последствиях аварии и действиях медицинской бригады.

«Он не просто переживал за друга, – вспомнил годы спустя главный врач в истории «Формулы-1», – Он будто пытался сам все пережить. Он хотел почувствовать уверенность, что выживет в такой же аварии».

Айртон часто пилотировал на пределе из-за уникального агрессивного гоночного стиля — приверженность максимальной реализации своего таланта и полной отдаче на треке требовала полного исключения беспокойства за жизнь и здоровье. Он был религиозным человеком, верившим в собственную избранность, но он не был фаталистом.

«Опасность — часть человеческой жизни, – сказал Сенна в 1991-м. – Некоторые люди не знают, как к ней относиться, другие — к я себя отношу — учатся сосуществовать с ней или смело смотреть ей в лицо. Не как на что-то враждебное, а с готовностью к самозащите».

«Мы должны сделать больше для безопасности, – обратился Айртон к Бергеру после аварий Рубенса Баррикелло и Роланда Ратценбергера в тот самый злополучный уик-энд на Имоле. – Займемся этим сразу же после гонки, на следующей же неделе. Сделаем это?».

25 лет назад разбился Айртон Сенна. У него были уникальные пилотаж и ментальность

Эксперты выбрали лучший и худший болиды «Формулы-1» в карьере Айртона Сенны

30 лет назад Сенна рассказал все о своем пилотаже. Кассету с записью потеряли и только сейчас нашли

Фото: Gettyimages.ru/Anton Need, Mike Hewitt, Mike Powell; youtube.com/Ronald Hoekstra

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here